Государственный ФЕМИНИЗМ разрушает семью

Государственный феминизм разрушает семью. Родители приравнены в правах, но дети отдаются матери, она решает делать аборт или рожать, отказаться в роддоме от ребенка или отдать в детдом, решает, когда выйти из брака, когда удалить отца от детей. Отец лишается права воспитывать детей по решению женщины. Но сохраняется обязанность отца оплачивать детей. Женская репродуктивная жизнь как вклад женщины в брак изъята из брачного договора. Это главный удар по браку, женская сексуальность становится теперь главным фактором влияния на продолжение рода, процесс воспроизводства не имеет стабильной мотивации.
ТЕХНОЛОГИЯ РАЗРУШЕНИЯ СЕМЬИ И ОБЩЕСТВА
глава из книги В.Забродина” Государственный феминизм”
Вот базовые законы существования семьи:
1. Семья – это личное и божественное и нерушимое (кровные узы)
2. Главенствующее право мужчины в семье и обществе
3. Приоритетное право отца на свое потомство (право передачи рода)
4. Контроль семейного бюджета
5. Контроль женской сексуальности.
Это экспериментально выверенный биологический баланс полов – стержень выживаемости цивилизации. И нации. И человека. Традиция многодетной семьи, традиция иметь законную семью, приоритет интересов детей- это традиция поддерживается только религиозной или мужской моралью.
Теперь самое интересное, как разрушить семью, брак, обрушить национальные традиции, культуру, уничтожить мужчину-отца и женщину- мать как культурное достижение, растворить принципы общественного устройства.
Нанести удар по:
– Традиции
– Религии
– Отцу
– Институту брака
– Образованию
Это защитные институты человека. Взломать их можно революцией и репрессиями, для этого необходима мощь государства, идеология и цель. Феминизм-марксизм стал государственным, идеология – женонавистнической, цель – разложение культуры и мифический матриархат.
Матриархат зиждется на принципах:
– Квазисвободный секс (промискуитет)
– Главенствующее материнское право и вторичное отцовское
– Привилегированное положение женщин
– Отсутствие перехода рода по отцовской линии
– Морали нет.

ИЗОЛЯЦИЯ ЖЕНЩИНЫ ОТ СЕМЬИ
Первое что делается – изолируется женщина от семьи. Ее призывают идти на работы, участвовать во власти, создают льготы в трудовом законодательстве, создают детсады, создают идеологию женщины-карьеристки и образ финансовой независимости. Это делается насильно.
“Никакой женщине не должно быть позволено оставаться дома и воспитывать ее детей. Женщины не должны иметь этого выбора, потому что, если имеется такой выбор, слишком много женщин будут делать что-то одно.” (Симон Боувар)
СЕКСУАЛЬНАЯ ДЕРЕГУЛЯЦИЯ
Второе, что делается, это наносится каскад ударов по институту брака : провозглашается свобода секса женщины.
“Все законы, преследующие проституток, должны быть отменены, и 24-часовой уход за детьми тоже, чтобы освободить женщину от “домашнего рабства”.
Первый закон матриархата – женщины контролируют свои тела, достигнув сексуальной независимости, устранив мужчин: “Мое тело – мое дело”.
Свобода развода, разрешение абортов, мать-одиночка – объект для подражания, отмена моральных уложений и ответственности за измену в браке. Религия объявлена мракобесием, атеизм – религией феминизма. Формируется новая идеология всеобщей свободы от прошлого, разрушается традиции уважения к родителям, дети вне брака приравниваются в правах к законнорожденным…
Слова из клятвы Гиппократа “я никогда не дам женщине абортивного средства” вычеркнуты из текста.
“Изменение традиционной роли мужчин также, как роли женщин в обществе и в семействе… для достижения полного равенства мужчин и женщин”. “Соединять семьи выбором, а не обязательствами” .
ПРЕДОСТАВЛЕНИЕ РЕПРОДУКТИВНЫХ ПРАВ только ЖЕНЩИНЕ
Удар по базисному принципу брака – право отца на потомство передается матери.
“Присвоение мужчиной женской сексуальности и репродуктивного пространства является ведущей причиной формирования частной собственности и классового общества”. (Герда Лернер)
Родители уравнены в правах, но дети отдаются матери, она решает делать аборт или рожать, отказаться в роддоме от ребенка или отдать в детдом, решает, когда выйти из брака, когда удалить отца от детей. Отец лишается права воспитывать детей по решению женщины. Но сохраняется обязанность отца оплачивать детей. Женская репродуктивная жизнь как вклад женщины в брак изъята из брачного договора. Это главный удар по браку, женская сексуальность становится теперь главным фактором влияния на продолжение рода, процесс воспроизводства не имеет стабильной мотивации. Законный брак выхолостил главное предназначение семьи – заботу и воспитание детей.
Теряется смысл заключения брака. Мужчина на территории матриархальной квазисемьи без прав – немотивирован, непродуктивен и деградирует. Женщина никогда не стремится к размножению и продолжению рода: для этого ей достаточно заменить куклу на одного ребенка. Это выстраивает мужчина. Идеологически брак изымают из ведения церкви, делают его гражданским. Развертывается идеология героизации материнства. Отец лишается права передачи рода, теперь не обязательно передавать традиции, не обязательно знать родственников, род может плыть по воле женской причуды.
ПРЕДОСТАВЛЕНИЕ ГОСУДАРСТВЕННЫХ ПОСОБИЙ И ПРЕФЕРЕНЦИЙ МАТЕРЯМ – ОДИНОЧКАМ
Государственная поддержка исхода женщины из семьи в виде пособий и отъема алиментов у отцов.
Белые достижения стали возможны благодаря принятию женщинами правил сексуального регулирования, соглашение работало потому, что оно мотивировало мужчину и оплачивалось им.
“Женщины говорят о мужских бумажниках. Никакой романтической чепухи. Брак для них – экономическое соглашение. Огромная феминистская работа затрачивается на то, чтобы найти возможность получить эту плату без разрешения мужчинам разделить репродуктивные права с женщиной.” Достигнуто получение платы в обход брака, в обход права на репродуктивную жизнь жены.
“Они требуют права быть независимыми, но их требования больше бросаются в глаза, требования величайшей зависимости от детских пособий, алиментов, бесплатной медицины, льготного или бесплатного проживания в жилище. Если женщины отрицают все это нагромождение, они прекрасно понимают, что лучше быть зависимым от мужчины”.
“Все внимание, субсидии и другие программы сфокусированы на том, чтобы помогать женщинам жить вне брака. Система пособий атакует проблему присутствия мужей, делая само их нахождение излишним”. Интересы отцов приносятся в жертву детям. Теряется смысл заключения брака. Институт семьи как брак терпит кризис.
“Давление на женщин для брака и рождения детей исчезает, в то время как их экономические позиции усиливаются”. Конец семьи как экономической ячейки общества.
“Женщины лучше будут терпеть бедность гетто, чем терпеть сексуальное регулирование”. (Гесс и Джекобс) Они предпочтут резкое понижение стандартов их жизни ради сексуальной свободы”.
“Женщины не рассматривают само пособие как зависимость, потому что оно дает им и их детям свободу от контроля мужчин.” “Всякий, кто избегает поддержки его детей, пусть слушает внимательно. Мы найдем вас, мы схватим вас, мы заставим вас платить”. (Билл Клинтон).
ЗАКОНОДАТЕЛЬНАЯ ПОДДЕРЖКА
Свод законов РФ соответствует концепции матриархального хозяйства, предусматривающего фактически сожительство с отцом детей.
Семейный кодекс стер понятие семьи и не случайно в нем нет определение “семья”. Он похож на манифест переходного периода. Это революционная декларация, утверждающая антитрадиционализм и антихристианство. Как будто советский народ спустился с луны.
Христианство позиционирует мужа, как главу семьи: “Жене глава – муж” /I Кор. 1:3/, “Как церковь повинуется Христу, так и жены своим мужьям во всем” /Еф. 5:24/. В Исламе: “Мужья стоят над женами за то, что Аллах дал одним преимущество над другими, и за то, что они расходуют из своего имущества” /Коран4:38/. Семейный кодекс утверждает “равенство прав супругов”, причем скудно, одной строчкой статьи 31 СК.
Религией утверждено единобрачие: “Брак – это неразрывный союз двух людей. Нерасторжимость брачных уз – это не просто частный выбор человека, а основа существования всего общества”. / Папа Иоанн Павел II/.
Статья 22 СК “О расторжении брака при отсутствии согласия одного из супругов” предусматривает его расторжение по желанию одной из сторон, что является отменой единобрачия, что является и отменой выше названной статьи о равенстве супругов (какое равенство, если развод осуществляется по решению одного из супругов и без причин?).
Статья 10 СК. Заключение брака изолировано от религии: Брак заключается в органах записи актов гражданского состояния.
В 1995 г.количество разводов на 1000 населения составило: в России – 4,6, в Польше – 1. (В. Собкин, Н. Кузнецова, Основы безопасности жизни, 12 за1999 г., с. 46.)
Сравним: в обеих странах преобладает славянское население, однако в Польше значительная часть населения (60 %) – верующие христиане и очень сильно духовное влияние католической церкви. У нас же истинно верующих мизерное количество, в то время как большинство безразличны к христианским ценностям вообще и к православным семейным традициям в частности.
Священная книга мусульман – Коран структурирует семью, как иерархию ответственности: “Каждый из вас – пастырь, отвечающий за свою паству; мужчина – пастырь над обитателями своего дома, а женщина – пастырь над домом своего мужа и его детьми”.
Какую же концепцию выдвигает современный Семейный кодекс? Это концепция, которая отразилась в массовом сознании в форме анекдота: “Мужчины любят женщин, женщины любят детей, дети любят хомячков, хомячки никого не любят…”
Статья 7. п.1 СК. Осуществление семейных прав и исполнение семейных обязанностей: “Граждане по своему усмотрению распоряжаются принадлежащими им правами, вытекающими из семейных отношений”.
Как мы помним, в патриархальном праве только брак давал детям высокий статус. Матриархальный Семейный кодекс это устраняет. Вместе с этим происходит нивелирование ценности брака, как социального учреждения. Если права детей при заключении брака не меняются, теряется смысл его заключения! Это реализовано в
статье 53 СК “Права и обязанности детей от лиц, не состоящих в браке между собой”. Данная статья утверждает эти права как равные, вне зависимости от того, состояли их родители в браке или нет. Теряется смысл заключения брака.
Статья 61 Семейного кодекса декларирует “Равенство прав и обязанностей родителей”: “Родители имеют равные права и несут равные обязанности в отношении детей”. Это отмена базового принципа брака – господствующей системы родства, права передачи рода по отцу. В этом смысле патриархат открыто утверждал главенство мужа в семье. Матриархат реализуется так же как и любая власть, через систему преимущественных прав и созданием для доминирующего пола особого статуса. При этом равенстве алиментщиков-мужчин больше алиментщиков-женщин в 100 раз. Равенство это в сто раз. Лживая статья.
Едва ли не первое, чего добился феминизм, как явление – это преимущественное право на детей после развода. По России 95 – 97 % детей автоматически передаются матери. При этом никакие личные качества родителей, их мораль, которые в соответствии со статьей 61 СК имеют “равные права”, во внимание не принимаются. Более того, в СССР существовала “рекомендация” Верховного cуда для судов нижних инстанций о предпочтительности передачи детей под опеку матери после развода.
Рекомендация, попирающая ст. 61 СК – это есть форма реализации преимущественных прав при декларации в этой статье “равных”. Это лишний раз доказывает, что в семье нет ничейных, общих детей, они чьи-то. Дети в браке это репродуктивное право женщины отданное отцу.
Статья 61 СК декларативна и существует для отмены правила передачи рода по отцу и отменяет суть брака. Она отменяет цивилизацию. И по законам матриархата ребенок является безусловной собственностью матери. На практике дети остаются с отцом, только когда матери сами от них отказываются. То есть не закон, а позиция матери становится законом! Брака больше нет, есть матриархальное хозяйство.
В российском Семейном кодексе даже нет понятия совместной опеки, широко распространенного на Западе! Нет, сексуальная свобода женщины должна охраняться идеально от отца – второй закон матриархата и священная догма феминизма. Вопрос к законодателю: как на практике реализовать “равные права” при наличии статьи, гарантирующей право на развод по желанию одной из сторон?
В половине случаев, когда ребенок после развода остается у матери, мать или ее родственники чинят препятствия общению ребенка с отцом. В этом случае нарушаются права сразу двух людей – ребенка и его отца. Ребенок лишается права видеться и общаться со своим отцом, отец лишается возможности общаться со своим ребенком и заниматься его воспитанием. Более того, женщина может без ведома и согласия отца сменить ребенку имя, фамилию и отчество, наконец, само место жительства! (Ст.59 СК).
Следствием данного положения вещей, является то, что ребенок остается вне досягаемости отцовского воспитания и отец не может передать ему опыт, обычаи и традиции своего рода. Феминизм уничтожил само понятие “род”. Матриархальные хозяйства малочисленны, замкнуты, общественно пассивны, родовые связи простираются в одном поколении.
При патриархате в случае развода, что было крайней редкостью, суд при определении права опеки над ребенком учитывал наличие “виновной стороны”. Как правило, речь шла о прелюбодеянии. В этом случае ребенок отбирался у “виновной стороны”, по чьей вине брак был разрушен и передавался стороне пострадавшей. При матриархате мужчина виновен по определению.
Патриархат разделял права и обязанности мужчин и женщин в отношении будущего потомства. Сейчас все репродуктивные права принадлежат исключительно женщине. Теперь лишь она имеет право решать иметь ей упомянутое потомство или нет. Мнение и право мужчины, даже если он ее муж, значения не имеет.
Брак не имеет смысла. От воли женщины зависит и не наказуемо, будет делать она аборт его будущего ребенка или нет, будет она рожать или нет, тоже не спросит у мужа, отдаст дитя в приют – тоже ее право. Сообщит ему о рождении ребенка или нет, его это ребенок или нет. Мужских репродуктивных прав уже нет. Детей женщина может навязать, убить, отнять, скрыть, мучить, наконец. Семейный кодекс не регламентирует репродуктивные права родителя. Тогда зачем он написан?
В этом великая победа феминизма – скрытая подмена ролей. Мужчине остается лишь надеяться на ее милость, как раб мог надеяться на милость господина! Выпускание женщины из рук мужчины несет дисфункцию по всем вопросам рода.
На всем пространстве Ветхого и Нового Заветов женщины жаждут иметь детей, молятся о том, чтобы не быть бесплодными.
А что сейчас? Сейчас в России, которая считается православной, нет для ребенка более опасного места нежели материнская утроба: из трех зачатых детей двое будут убиты. Ежегодно убивается от 4 млн. нерожденных, что сопоставимо с крупно-масштабной войной. Страна, считающая себя христианской, в прошлом году заняла первое место в мире по числу абортов (230 на 100 рождений). Это – не матриархат?!
Идеология матриархата выражена в крылатом лозунге феминистки Фалуди: “Женское тело – женское дело!”, где ребенок рассматривается как часть женского тела. На самом деле, нерожденный ребенок не является частью тела женщины: он самостоятельное существо, связанное с организмом женщины лишь во время беременности, и имеет отца. Семейный кодекс не прописывает права ребенка и отца, ведь, согласно идее феминизма, половых особенностей нет, есть роли, которые можно отменить или подменить. И возможности матери и отца навредить ребенку по СК РФ “одинаковы-равны” с периода беременности.
Матриархальная культура рассматривает аборт как вполне легальное и заурядное дело. На деле речь идет об убийстве, причем убийстве бесправного существа, находящегося в состоянии беспомощности.
Откуда такое расхождение с христианскими и гуманными принципами? Причина – в идеологии матриархата, который рассматривает ребенка как неотъемлемую собственность матери! Интересы ребенка уже не превосходят, конечно, интересов матери.
При патриархате интересы ребенка охранялись высшей властью – отцом. Забота отца – адаптировать ребенка к жизни в обществе, для матери ребенок элемент ее личной жизни. Это принципиально разные подходы к роду, это разгадка созидательности, интеграции и любвеобильности патриархата. Это разгадка стремления к замкнутости, разделению, к созданию матриархальных хозяйств в матриархате.
Семейный кодекс, списанный с советского закона о браке и феминистских деклараций ООН о правах женщин, жестко отменителен для института брака и своей декларативностью позволяет утвердиться государственному феминизму, позволяет любое толкование прав людей. Отсюда свободные статьи Жилищного кодекса, идеология превосходства, лишние дети, существование Бабьего трибунала и цветущая аморальность женщины.
Свой лицемерный характер современная мораль ярко проявляет себя и в отношении к так называемым матерям-одиночкам. Опять пример классического матриархата, когда достоверно можно определить лишь мать ребенка. На словах осуждая рождение вне брака, советская власть предоставляла матерям одиночкам комплекс льгот, ставя женщин, разделяющих репродуктивные права с мужчиной, в выгодное положение.
Ситуация развода. Для суда не имеет значения ни то, кто был инициатором развода, ни то, по какой причине разрушилась семья. Все проходит вне моральных норм и понятий ответственности. Сама процедура развода сильно смахивает на узаконенный грабеж, когда материальные средства, заработанные мужчиной, переходят в собственность его экс-супруги. Раздел имущества проводится между бывшими супругами в равных долях.
Семейный кодекс отменил ответственность супругов за деяния в браке. Причем, он определяет обязанности мужчины при фактическом отсутствии у него прав. Хотя нормально будет, если уж женщина доминирует в правах, она и обязана брать ответственность. Нет, фактическое рабство предусматривает права одной группы, а ответственность – другой.
Квазисистема феминизма предполагает права, как при матриархате, а обязанности, как при патриархате. Это основа дисфункции советской семьи.
В мечтах-фантазиях у некоторых женщин настоящий мужчина должен покидать супружеское пепелище максимально необремененным, забрав с собой только носки, трусы и зубную щетку! Статистика самоубийств у мужчин, более чем в 6 раз превышает аналогичный показатель у женщин! В этом и причина алкоголизма.
В семейном кодексе в неприкосновенности сохранена советская алиментная система, которая определяет минимальный уровень алиментов на ребенка в 25 %. Максимальный уровень обозначен цифрой 50 % /Статья 81/. А в США – 8%. В определенных случаях, алименты, предназначенные по закону на нужды ребенка, могут выступать для женщины в качестве узаконенного паразитического обогащения.
По закону алименты это средства, которые адресуются исключительно на нужды ребенка. Матриархальный семейный кодекс узаконивает бесконтрольность траты алиментов. Мужчина лишен права самолично распоряжаться своими же собственными деньгами на благо своего жe ребенка или хотя бы знать, как его деньги расходуются! В США была предпринята попытка принять закон, позволяющий отцам следить за тем, как расходуются их деньги. Однако закон был блокирован феминистками, на словах выступающими за равенство полов. За просрочку алиментов у нас мужчине грозят административные и уголовные меры, мать же не несет никакой ответственности ни перед обществом, ни перед отцом ребенка. Работает ли она, ведет паразитический образ жизни на алименты бывшего супруга, кормит ли ребенка или морит его голодом, одевает ли его или тратит деньги на наркотики, нового любовника или побрякушки – никем не контролируется. И пока алиментная система – один из инструментов матриархата, финансирование репродуктивной свободы женщины за счет же мужа. Эта система рассчитанная на дурачка, практиковалась среди необразованных люмпинизированных слоев России. Всего-то нужно убедить мужчину, что он должен еще и после его же ограбления. Это – пример особых отношений законодателя со здравым смыслом! Очевидно, что родитель, который не живет со своими детьми, не может быть их снабженцем. Но его согласие – главная материальная причина разрушения семьи и возвращения к матриархату. Прекращение материальной поддержки является лучшим шансом для сохранения мужской патриархальной системы и цивилизованной жизни в целом.
В России был период, когда одно лицо могло, в соответствии с существовавшими на тот момент законами, произвольно, по желанию отобрать у другого лица его имущество, детей и присваивать значительную часть его доходов. Правда, называлось это не “равенством прав и обязанностей”, а крепостным правом.
Все права, благодаря которым мужчина мог осуществлять руководство в семье, растаяли как снег под весенним солнцем. Практически ему оставили одно “право” – право на материальное обеспечение или алименты.
Все права детей на справедливое отношение родителей, охраняемые традицией и религией, отменены и семейный кодекс расплывается в издевательских желаниях де-юре дать ребенку семью, и при том де-факто он ликвидировал семью в законном браке, соответственно и не определив понятие семьи.
Семейный кодекс стер все базовые принципы брака, и он выглядит как агитка феминистки. Интересно, а как живет страна без института семьи? Мы, что, зверьки, покинули законы и традиции предков, чтобы жить по агиткам “чужих”? Закон не прописывает роль отца и роль матери в семье, не прописывает цели воспитания, не прописывает права родителя на ребенка, как будто он – общественная собственность. Семейный кодекс РФ отменил семью, традиции, духовность, личность. И на сегодня он остается марксистской прокламацией. Закона о семье и браке в РФ еще нет.
Интересные исследования провела общественная организация “Отцовский Комитет” в г. Москве. Женщинам всех возрастов по телефону был задан один вопрос: сформулируйте одним предложением, что такое семья? Выяснилось, абсолютно никто не знает определение “семья”. Ответы включали слова:
– Женщины до 30 лет: обеспечение – 90 %, дети – 50 %, надо рожать и обеспечение – 30 %, комфорт – 5% ответов.
– Женщины 30-40 лет: полное обеспечение (мужчина обязан) – 100 %, материальная поддержка – 50% ответов.
– Женщины свыше 40 лет: смысл жизни – 90 %, взаимная поддержка – 30% ответов. И
только одна из 46 произнесла слова: “обязательство”и “дом”.
Есть ответы про бегство от одиночества, скуки, где бы голову преклонить, хочется ласки. Итак, женщины не знают, что такое брак и семья, их понимание семьи не предусматривает обязательств женщины, а представляется обязанностями мужчины. Нет слов: “секс”, “продолжение рода”, “любовь”, “воспитание”, “муж”, “духовность”,
“уют”,”убежище”, “родственники”. “Дети” как-то выпадают из жизни женщины после 30-ти. Семья для советской женщины – пещерный тип сожительства с условием обеспечения и желательно с симпатиями. Обмен временного сожительства женщины на временную трудоспособность у мужчины. Но это все можно достичь и без брака и без семьи! Женщины не знают как жить, чем жить, что происходит с их судьбой. Семейные ценности они перепутали со своими правами и бесправием мужчин, с материальными выгодами временного сожительства.
Мужчины оценили свое бесправие и на этот вопрос в основном ответили так: семья есть – хорошо, нет – тоже неплохо. Остались слова-пожелания: “одинаковое мировоззрение”,”дружба”,”забота”. То есть, они просят от женщины в браке только понимания и дружбы (это – скрытая незащищенность). На лицо, полное отсутствие института брака как семьи, но есть страх перед женщиной, взывание к ее совести, и нет речи о продолжении рода и обязательствах. Воля мужчин сломлена. Так можно жить и без семьи. Феминизм уничтожил институт брака абсолютно, и следов не видно.
Деморализованный, удаленный от семьи, лишенный мотивации, мужчина с авторитетом, опущенным до уровня половичка в прихожей. Брак не больше, чем игра для женщины и опасность для мужчины. При матриархате мужчина из субъекта права превращается в объект. Советское извращение: “Ты мужчина – ты обязан! Я женщина – имею право!”.
Права находящихся в браке и вне его приравниваются. Семейный закон более не предназначен для укрепления стабильности в браке или иного союза. Он адаптировал принципы защиты детей к независимости супругов, что в равной степени может быть применимо к неженатым. Другими словами, он будет усиливать ответственность мужчины по отношению к женщине (и детям, которые будут, конечно, оставаться под ее опекой), но ничего не требовать от женщины.
“При таких обстоятельствах поэтапное стирание различий между браком и свободным сожительством будет продолжено”( Хоггет). “Соединять семьи выбором, а не обязательствами”. “Муж отныне – не больше, чем любовник, следовательно, жена никогда не согласится разделить репродуктивную жизнь с ним, никогда не поделится своими привилегиями.” ( Хоггет)
Реально, современный брак – это не семья в привычном понимании этого слова, а вид матриархального сожительства, могущий быть расторгнутым в любое время по желанию, в котором женщина имеет преимущественные права на детей и имущество и безусловную моральную и материальную поддержку государства. Она не пойдет навстречу отцу и детям.
С установлением матриархата семья перестает быть конструктивной ячейкой общества, усиливая его хаотическое состояние. Так разрушение семьи становится одновременно главным проявлением и главной причиной деградации общественных структур.
http://blogs.mail.ru/mail/aca11000/748BCC188103321F.html