“Проблема авторитета Писания” Анатолий Прокопчук

Вступление: проблема авторитета Писания – понимание, признание, приложение.

Главная проблема евангельских церквей сегодня – это понимание, признание и практика авторитета Писания. Под влиянием коммунистической идеологии и православной культуры стало привычным провозглашать абсолютный авторитет Писания, приоритет Библии без надлежащего, т.е. квалифицированного, грамотного толкования, что же означает такой авторитет и потому без острого ощущения необходимости практиковать его в жизни церкви.

Разорванные связи с богословием Реформации, нарушение преемственности богословского образования, дали возможность появиться нео-пелагианской зависимости понимания Библии от человеческих мнений и традиций. Эти мнения и традиции на словах подтверждают абсолютный авторитет Писания, но своими разъяснениями, понятиями и практикой отвергают этот авторитет, разрушают его, делают его заложником человеческих усилий и амбиций. Авторитет Библии остается зависимым от его толкования иерархическими структурами, имеющими мало общего с Евангелием и его учением.

Достаточно только некоторых очевидных примеров:

• там, где Писание устанавливает принцип всеобщего священства верующих, мы видим фактическое деление на священство и паству.
• там где Писание указывает на свободу каждой поместной церкви, где даже апостолы не могли указывать поместной церкви, что она должна делать, создаются иерархические руководящие структуры, готовые лишить поместную церковь даже права не ее собственность.
• там где Писание указывает на руководство группы старейшин, пресвитеров церкви, преобладают клановые или семейные интересы, скрывающие себя за не евангельским принципом руководства всеми членами церкви.

Не стоит даже упоминать не евангельское, магическое понимание рукоположения, практически пожизненный наем пастора и тому подобное.

Примеры структурных и богословских нарушений можно множить, но и так становиться ясно, что нет никакой пользы, провозглашать абсолютный авторитет Писание, если мы не планируем обращать на него должного внимания. Более того, если мы внимательно посмотрим на историю израильского народа, на историю церкви, то ясно увидим, что авторитет Писания тесно связан с преемственностью богословского образования и наличием качественных образовательных структур, которые до сих пор не приобрели необходимой, т.е. критической значимости для евангельских церквей.

Поразительно, что в иудейской, старозаветной культуре, изучение Библии, библейской доктрины считалось высшей формой поклонения, Бет Мидраш (т.е. Дом Изучения) считался более святым местом, чем синагога, и раввины допускали продажу синагоги, чтобы построить Дом Изучения. Они прекрасно знали, что отсутствие тех, кто смог бы перевести Писание с древнего языка на современный разговорный и тех, кто смог бы квалифицированно объяснить его смысл, подорвало бы авторитет Писания.

Давайте посмотрим, что Библия и богословие говорят об авторитете Писания, какова наша ответственность относительно понимания и практики этого авторитета.

А. Авторитет Писания в Библейском свидетельстве.

Прежде всего мы должны отметить, что и пророки, и апостолы просто утверждают Божественный авторитет Писания, нигде не пытаясь его доказать или аргументировать. Они считают что Писание не нуждается в подтверждении своего авторитета, просто потому, что Бог, Дух Святой является Автором Писания и Он Сам подтверждает авторитет Библии в сердцах и умах верующих людей. Существование Бога и авторитет Писания просто подразумевается в текстах Еврейской Библии и Греческого Нового Завета. Даже известное место, где написано, что сказал глупец в сердце своем “нет Бога” (Пс.13:1, 52:2), имеет в виду не древний атеизм, но языческая уверенность, что Бога нет поблизости, Он где-то отсутствует и потому не увидит дела человека.

В то же время в Библии постоянно подчеркиваются качества Писания, подтверждающие и утверждающие его абсолютный авторитет, устанавливающие его абсолютным арбитром жизни и учения народа Божия. Мы посмотрим на несколько мест Писания из Ветхого и Нового Заветов и более подробно остановимся только на двух из них.

1. Ветхий Завет.

Исх.32:15-16 И обратился и сошел Моисей с горы; в руке его были две скрижали свидетельства, на которых написано было с обеих сторон: и на той и на другой стороне написано было; скрижали были дело Божие, и письмена, начертанные на скрижалях, были письмена Божии. Т.е. автором Писания является сам Бог, оно написано по Его инициативе.

Исх.34:1 И сказал Господь Моисею: вытеши себе две скрижали каменные, подобные прежним, и Я напишу на сих скрижалях слова, какие были на прежних скрижалях, которые ты разбил; 27 И сказал Господь Моисею: напиши себе слова сии, ибо в сих словах Я заключаю завет с тобою и с Израилем. Т.е. Моисей также участвовал в создании Писания, но, несмотря на это, то что было написано Моисеем, все же определяется как написанное Богом.

Пс.17:31 Бог! – Совершенен путь Его, слово Господа без изъяна; щит Он для всех, прибегающих к Нему. Параллельность поэзии Ветхого Завета определяет, что Писание имеет качества Божии, т.е. как совершенны дела Божии, так же совершенно и Слово Божие.

2. Новый Завет.

2Тим.3:16 Все Писание богодухновенно и полезно для научения, для обличения, для исправления, для наставления в праведности. Т.е. Писание вдохновлено Богом, оно от Духа Божия и является руководством для церкви.

2Пет.3:15 и долготерпение Господа нашего почитайте спасением, как и возлюбленный брат наш Павел, по данной ему премудрости, написал вам, 16 как он говорит об этом и во всех посланиях, в которых есть нечто трудное для понимания, что неученые и колеблющиеся искажают, как и прочие Писания, к собственной своей погибели. Несмотря на трудности, некоторые испытывали в понимании написанного Павлом, Петр признает послания Павла полноценным авторитетным Писанием.

Деян.24:14 Но в том признаюсь тебе, что по учению, которое они называют ересью, я действительно служу Богу отцов моих, веруя всему, написанному в законе и пророках. Павел в ответе перед Феликсом, утверждает что, то во что он верит, является продолжением написанного в законе и пророках. Т.е. Павел утверждает единство Библии, Ветхого и Нового Заветов, и таком образом преемственность их авторитета.

Евр.4:12 Ибо слово Божие живо и действенно и острее всякого меча обоюдоострого: оно проникает до разделения души и духа, составов и мозгов, и судит помышления и намерения сердечные. Слово Божие – это также Божие дело и имеет неизменную действенность Духом Святым.

Давайте более подробно остановимся на двух важных места Писания, указывающих на авторитет, приоритет и характер Святого Писания.

Первое, это 2Тим.3:14-17. 14 А ты продолжай в том, чему научен и в чем ты убедился, зная, кем ты научен. 15 Притом же ты из детства знаешь священные писания, которые могут умудрить тебя во спасение верою, которая во Христе Иисусе. Мы здесь находимся как бы на краю канона Писания, подчеркнутом словом “продолжай” относительно того, что Тимофей узнал и принял верой, и то, что как ученик Ап. Павла он должен продолжить и понести последующим поколениям. Павел говорит это понимая, что Писание уже сыграло решительную роль в жизни Тимофея, Писание уже доказало то, чем оно себя провозглашает – т.е. что оно есть Слово Божие, Писание уже продемонстрировало свою силу – спасительную силу наставления в вере, утвержденной в Иисусе Христе. Это та вера, которая направлена к Иисусу Христу и которая становится действительной только чрез Иисуса Христа.

Но Павел продолжает свое обращение к Тимофею, утверждая, что Писание и сейчас имеет особый характер “и полезно для научения, для обличения, для исправления, для наставления в праведности”. То, что было получено как дар, как нечто предварительное, начальное, теперь дается Тимофею и каждому из нас как задание, как труд утверждения авторитета Писания, чтобы “Божий человек был совершен, подготовлен ко всякому доброму делу”. В середине этих утверждений стоит наиболее важное выражение, определяющее, почему Писание могло и сможет выполнять эти важнейшие функции, почему Писание играло, играет и будет играть такую исключительную роль в жизни Тимофея и всей Церкви. Эти слова критичны для понимания окончательного авторитета Библии. Писание имеет наивысший приоритет, просто потому, что оно буквально от Духа Божия, оно дано, наполнено и руководимо Духом Святым. И единственное объяснение, которое мы можем предложить, так это то, что мы встречаемся здесь с тайной свободной благодати Божией, действующей в Библии и через Библию.

Давайте посмотрим на второе важное место Писания, 2Пет.1:19-21, имеющее прямое отношение к важности правильного понимания и толкования Библии. 19 И притом мы имеем вернейшее пророческое слово; и вы хорошо делаете, что обращаетесь к нему, как к светильнику, сияющему в темном месте, доколе не начнет рассветать день и не взойдет утренняя звезда в сердцах ваших, 20 но знайте прежде всего то, что никакое пророчество в Писании не является делом субъективного толкования. 21 Ибо никогда пророчество не было произносимо по воле человеческой, но люди движимые Духом Святым говорили от Бога. Здесь Писание сравнивается со светильником, сияющим в темном месте, это слово, которое мы имеем сейчас и к которому мы должны обращаться и в будущем. И здесь также важнейшее выражение стоит в середине законченного параграфа. Петр подчеркивает “но знайте”, что никакое утверждение Писание не может быть светом, если мы не позволим ему толковать самое себя. Т.е. если мы не позволим Библейскому тексту определять, контролировать наше толкование, не разрешим Писанию взять нас в свой мир и таким образом подчинить наши рассуждения и наше понимание. Мы потерпим урон, если мы не позволим Слову Божию, его авторитету противопоставить себя нашим традиционным и поэтому субъективным понятиям.

Этот особый, исключительный авторитет, то исключительное требование толкования определено тем, что Писание не было написано по человеческой воле, но людьми говорившими от Бога, будучи движимыми Духом Святым. Поэтому нам необходимо особенно внимательно рассмотреть условия, обстоятельства и цели к которым обращался автор Писания. Мы не можем претендовать на то, что мы будем движимы Духом Святым в том же смысле, что и те, кто написал Библию.

И в первом и втором месте Писания практически указывается, что Дух Святой является настоящим автором того, что написано в Библии. В то же время, люди написавшие Библию, делали это индивидуально, они не были автоматическими секретарями. Каждый из них писал в пределах своих литературных, биографических и исторических возможностей. Их действия были их собственными, определяемыми условиями в которых они находились. Это означает, что если мы не понимаем когда, кем, кому, и с какой целью было написана та или иная речь Библии, если мы не понимаем ее грамматики и синтаксиса, то мы практически обречены искажать ее значение. Ап. Петр прямо указывает на то, что человек неученый, пытаясь толковать Библию, является непоследовательным в своих выводах и таким образом калечит текст Писание, неученые и колеблющиеся искажают … Писания, к собственной своей погибели.

Таким образом, мы можем сделать вывод, что хотя авторитет Библии принимается только чрез действие Духа Святого, тот же Дух Святой побуждает нас читать Библию, Он также требует от нас изучать Писание. 1Кор.2:14 естественный человек не принимает того, что от Духа Божия, потому что он почитает это безумием. Поэтому для того, чтобы понимать Библию, чтобы услышать ее истинный голос, и тем более преподавать ее, необходимо знать условия в каких она была написана и язык, на котором она написана. И если во времена Ездры уже необходимы были грамотные переводчики и толкователи, то тем более это необходимо сейчас для понимания и утверждения авторитета Писания. Если мы хотим правильно читать, понимать и толковать Писание как Слово Божие, то мы должны идти по той дороге, которую Писание, его мир и история сами прокладывает для нас.

Поскольку мы серьезно относимся к человеческой природе Иисуса Христа и считаем доцетической ересью отвержение полноты человеческой природы нашего Господа, мы не менее серьезно должны относиться к человеческой природе Святого Писания. А эта природа требует, чтобы мы использовали все возможные науки, все возможное образование для истинного понимания того, что Писание желает нам сказать. Поэтому нежелание учиться, нежелание серьезно готовится к преподаванию, проповеди Слова Божия может означать только духовную глухоту верующего, его небрежение авторитетом Писания и таким образом самим учителем Писания, Иисусом Христом, который три года потратил на обучение своих апостолов. Возьмите и просто посчитайте, сколько раз написано, что Иисус учил, и в храме, и в синагоге, и на берегу, и с лодки и т.д.

Мы могли бы провести несколько часов, показывая на примерах сотен мест Писания его богодухновенность, его красоту, его величие, его особые качества, заслуживающие нашего уважения и подчинения. Но как было сказано выше, никто в евангельских кругах не сомневается в абсолютном авторитет Писания, но скорее имеет трудности в понимании и таким образом в практическом применении его авторитета. Даже в тех случаях, когда Писание невозможно не понять (и некоторые примеры мы уже перечислили), то верующий человек стоит перед непростым выбором, подчинения авторитету Писания или традиционным авторитетам, по невежеству или сознательно противостоящим авторитету Библии.

В этом нет ничего удивительного, и во времена Ветхого и Нового завета, на всем протяжении истории церкви Писание обращалось к разуму и сердцу верующего человека и требовало его признать свой приоритет над всяким другим авторитетом, включая авторитет светских правителей, религиозных деятелей, церковных традиций, соборов и церковных структур. Приверженность авторитету Писания могла дорого стоить – положения, свободы и даже самой жизни. Всегда существовало искушение и опасность компромисса под разными предлогами, и недавняя история евангельских церквей показывает, как может отвергаться ясное учение Библии под предлогом защиты и сохранения церкви, ее существования или просто ее единства.

Даже поверхностный взгляд на историю народа Израильского и на историю церкви показывает эту постоянную драму отступления от авторитета Писания и болезненного процесса возвращения к этому авторитету, инициированного истинным Господином, Защитником и Хранителем Своего Слова и Своей Церкви. Было бы огромным заблуждением считать, что мы сегодня, особенно после нескольких поколений правления атеизма, после болезненных компромиссов, являемся исключением из этой драмы.

Поэтому богословы Реформации и последующих им поколений, считали нужным особым образом подчеркнуть авторитет Писания и сделать все возможное, чтобы этот авторитет был очевиден и неизменно имел практическое применение. Они хорошо знали, что первой целью каждой атаки на христианство извне или изнутри была Библия, Святое Писание. В то же время, лучшие евангельские богословы прекрасно понимали, что авторитет Писание выше всех человеческие доказательств, и покоится на свидетельстве пророков и апостолов, вдохновленных и движимых Духом Святым.

Отсюда возникала дилемма, с одной стороны желание продемонстрировать авторитет Писания, всеми силами и возможностями указать на его исключительность. С другой стороны понимание того, что послушание Писанию, как Слову Божию важнее доказательств его авторитетности и исключительности. Было понятно, что никакие речи или лозунги в защиту Писания не могут заменить готовности жить в его истине и умереть в послушании этой истине.

Б. Авторитет Писания в Богословии.

Бог силен Сам утвердить авторитет Своего Слова.

Поэтому, когда католики спрашивали евангельские церкви во времена Реформации, каким образом они могут знать и верить в Божественный авторитет Писания без гарантий авторитета Церкви, евангельские богословы давали не простой для принятия, но единственно возможный ответ, что авторитет Писания укоренен только в самом себе, а не в суждениях или оценках людей.

Мы утверждаем, пишет Кальвин,: что те, кто внутренне научены Духом Святым, истинно опираются на Писание, и то, что Писание действительно является самоподтверждающим. … И та уверенность, которую мы заслуженно имеем в нем, достигается посредством свидетельства Духа. Джон Кальвин, Insts., I.7.5

Как мы уже упоминали, пророки и апостолы не полагались на рациональные доказательства авторитета Писания. И хотя можно указывать на многие исключительные качества Библии, которые свидетельствуют о ее величии и особом происхождении, они указывали, что окончательное подтверждение абсолютного авторитета Библии дает только внутреннее свидетельство Духа Святого, без которого любые другие усилия бесполезны, потому что только Бог может быть неоспоримым и несомненным свидетелем Самому Себе, Евр.6:13 Бог, давая обетование Аврааму, как не мог никем высшим клясться, клялся Самим Собою, Кальвин продолжает,

Поэтому Писание, в конце концов, будет достаточным для спасительного познания Бога, только когда его уверенность будет основана на внутреннем убеждении Духа Святого. Более того, все эти человеческие свидетельства, которые существуют, чтобы подтвердить его будут не напрасны, как второстепенная помощь нашей слабости, если они последуют этому главному и высшему свидетельству. Но те, кто желают доказать неверующим что Писание – это Слово Божие поступают глупо, потому что это можно познать только верой. Джон Кальвин, Insts., I.8.13

Внутреннее свидетельство Духа Святого было и остается единственным основанием утверждения Писания как Слова Божия и таким образом его исключительного и окончательного авторитета.

Более того, Писание без работы Духа Святого не только не производит жизнь, но производит смерть. Библия шокирует и оскорбляет падший человеческий разум, социальное и национальное достоинство человека, вызывая в нем сомнения, негодование и противодействие, и таким образом становится смертоносным запахом.

2Кор.3:6 Он дал нам способность быть служителями Нового Завета, не буквы, но духа, потому что буква убивает, а дух животворит.

Основание для признания Писания авторитетным Словом Божиим либо существует само по себе, либо его нет вообще. Оно либо уже известно и признано или оно не принимается совсем. Церковь не доказывает и не определяет это основание, но снова и снова оценивается, исправляется и утверждается этим основанием, Церковь должна неизменно искать всякой возможности, чтобы понять свидетельство Писания и, поняв, принять их к действию.

Барт указывает, Существование библейского текста призывает нас к настойчивости ожидания, нам необходимо стучать (у дверей Писания) … Вера в богодухновенность Библии устоит или падет в зависимости от того доминирует (главенствует) ли реально Библейский экзегезис в конкретной жизни Церкви и всех ее членов. Карл Барт, CD, 1.2, 533.

Мы должны признаться в этом самим себе и всем тем, кто будет спрашивать нас об этом, что утверждение, что Библия – это Слово Божие … это утверждение, укорененное только в его повторении, описании и толковании, а не в его происхождении из каких либо основных утверждений. … Доктрина Святого Писания в Евангельской Церкви состоит в том, что этот логический круг является кругом само-утверждающей, само-свидетельствующей истины, в который невозможно войти, из которого также невозможно выйти: это круг нашей свободы, который как таковой является также кругом нашего плена. Карл Барт, CD, 1.2, 535.

Человек должен быть перенесен действием Божиим в круг авторитет Писания, и только таким образом начать пытаться узнать у Писания, что же с ним произошло, и как ему следует жить дальше. Каждому верующему в здоровом духовном состоянии, и для здорового духовного состояния всей церкви необходимо постоянно стучать у дверей Писания, открывая страницу за страницей. Для нас чрезвычайно важно слушать мотивы Библии в проповеди, учении, преподавании. В то же время, нам самим необходимо получить непосредственный контакт со Словом Божиим, в его непосредственности и свободе от привычных штампов и форм.

Библия, таким образом, должна встретить нас не как уже объясненная, растолкованная каким либо церковным авторитетом или профессором, но как Библия еще не растолкованная, как Библия свободная, как Писание, которое остается независимым от всех человеческих авторитетов и приоритетов, несмотря на все толкования и пояснения. Нам важно изучать и понимать толкования все лучших богословов прошедших веков, но это не избавляет нас от ответственности, встретится с Библией лично, по новому, как с книгой, Писанием независимым даже от лучших человеческих объяснений и, тем более, традиций. Нам важно услышать голос Библии самим, своим разумом и сердцем, использовать самим инструменты понимания и толкования, самим убедиться в ее непререкаемом авторитете.

Имея это твердое убеждение, мы все же должны беречься попыток доказать неверующим величие и окончательный авторитет Писания. Потому что, таким образом мы поставили бы себя выше Писания, поставили бы Писание под контроль церкви, ее учительного офиса, как это случилось в Католической церкви, более того, мы сделали бы Писание зависимым от себя, своей слабости и ограниченности. Если бы мы настояли на нашем доказательстве авторитета Библии, то это означало бы, что этот авторитет был бы уже интерпретированной нами Библии, и таким образом Библии контролируемой нами. Библия может ответить за себя в этом и всех остальных вопросах. Никакие методы и подходы не помогут, никакие усилия не смогут пробить брешь неверия, эта крепость сдается только Духу Святому.

Лк.7:33-35 Ибо пришел Иоанн Креститель: ни хлеба не ест, ни вина не пьет; и говорите: в нем бес. Пришел Сын Человеческий: ест и пьет; и говорите: вот обжора и пьяница, друг мытарям и грешникам. И оправдана премудрость всеми ее детьми.

Потому лучше предоставить Богу действовать через Писание, чем пытаться доказать авторитет и непогрешимость Библии. В конечном счете, предоставьте сомневающемуся самому познакомиться с Библией и решить для себя ее значимость и авторитет.

Попытки таких доказательств, приводили только к путанице и унижению авторитета Библии. Усилия доказать, что Библия есть Слово Божие, похожи на попытки доказательства существования Бога. Хотя и есть философские, логические и научные предпосылки и свидетельства существования Бога, если бы существовали доказательства как таковые, то они бы ставили бы Бога под наш контроль, под наше объяснение Его личности или даже сущности, что принципиально невозможно. Единственное определение, которое Бог дает Самому Себе, как вы помните, это – Я Есмь Сущий.

Наилучшее свидетельство в пользу авторитетности Писания была бы жизнь здоровой церкви, подчиняющейся его авторитету, верно и грамотно проповедующей Писание, демонстрирующей любовь членов церкви друг ко другу и заботу о погибающих людях.

Каждая поместная церковь находится под прямым авторитетом Библии.

Церковь не может требовать для себя прямого, абсолютного или структурного авторитета, но должна требовать авторитета только для Святого Писания как Слова Божия. Действительное послушание авторитетному Слову Божьему объективно определяется тем, что те в Церкви, кто исповедует принятие авторитета Святого Писания, будут готовы и склонны слушать друг друга в объяснении и практическом приложении заповедей Писания.

Не церковь определяет и управляет Библией, но Библия определяет и управляет церковью, Библия контролирует качество церковного учения и жизни. Церковь не создала Библию, как некоторые учат, но признала книги Писания как окончательно авторитетные, как богодухновенные, как уникальное и неповторимое свидетельство встреч Бога с человеком, откровения Божией воли, Его планов, заповедей и определений.

Библия авторитетна в силу своего Божественного происхождения.

Указывая сказанное выше, нас могут обвинять в абсолютизации Писания, и мы понимаем что, действительно, Бог является одним фундаментальным и неразрушимым абсолютом, Творцом всего сущего. Но, в то же время, не удивительно ли это, что мы узнаем о Творце и Творении и Спасении, во всей полноте и силе чрез Библию, и только чрез Библию, когда мы читаем, понимаем и толкуем ее как свидетельство откровения и поэтому как Слово Божие.

Нравится ли это людям неверующим или нет, но мы должны помнить, что Писание имеет двойную природу, божественную и человеческую. Эти две природы состоят в единстве, но не смешиваются, не замещают друг друга и не переходят друг в друга. Говоря словами Кальвина, подобно присутствию Бога в плоти Иисуса Христа, мы можем сказать о присутствии Бога в словах пророков и апостолов. Но в отличие от личности Иисуса Христа, живого Слова Божия, Писание, без работы Духа Святого, не может само по себе привести человека к вере, и не может доказать ему свой божественный авторитет. Савл прекрасно знал Писание, но только после личной встречи с Иисусом Христом по дороге в Дамаск, он понял, что оно говорит о Распятом Спасителе.

То, что Слово стало Писанием, не является тем же, что Слово стало плотью. Но из фактической уникальности, благословения и спасения того, что Слово стало плотью, необходимым образом следует то, что Слово стало Писанием. Божественное Слово стало словом пророков и апостолов. Иоанн.20:22 Сказав это, дохнул на них, и говорит им: примите Духа Святого. Луки 10:16 Слушающий вас Меня слушает, и отвергающийся вас Меня отвергается; а отвергающийся Меня отвергается Пославшего Меня. Таким образом, слово Писания занимает место живого Слова Божия в жизни и служения Церкви, с полнотой проистекающего отсюда авторитета. В то же время, слово Писания действует силой присутствующего с нами Духом Святым, Живого Слова Божия, Иисуса Христа, Мф.28:20 се, Я с вами во все дни до скончания века.

В ней, т.е. в Библии, мы находим удивительное сосуществование абсолютного и относительного. Это становиться возможным, потому что Библия не говорит нам об абсолюте, о мировой душе, о вечной идее, но о благости и терпении Создателя, о том, что открыто нам в Иисусе Христе. Библия не говорит о нашей относительности или незначительности, но о нас как созданиях этого благого Создателя, и в конечном счете о Боге полном благодати и нас, спасенных этой благодатью. Мы не можем самонадеянно придать Библии какой-то статус, но только, будучи водимы Духом Святым, признать ее удивительные свойства и подчиниться ее учению и наставлению.

Библия авторитетна потому верующий человек не может не слышать ее.

Библия не предлагает нам какой-то теории или идеи духовной жизни, она атакует само наше существования, чтобы в этой атаке мы признали свою беспомощность, суверенитет Бога и явили Ему подчинение. Авторитет Библии – это не просто осуждение нашей жизни, но дарование благодати в самом этом осуждении для того чтобы эта наша жизнь была сохранена для воскресения тела и вечной жизни даже среди самой смерти, которая окружает нас со всех сторон. Бог удивительным образом представлен в Своем Слове, не как абстрактный, умозрительный абсолют, но как Господин, который поражает и исцеляет, повелевает и милует и все это звучит в человеческом слове Библии.

Евр.4:12 Ибо слово Божие живо и действенно и острее всякого меча обоюдоострого: оно проникает до разделения души и духа, составов и мозгов, и способно судить помышления и намерения сердечные.

Библия заговорила и говорит в церкви, поэтому мы должны всегда помнить, что Библия, Святое Писание может говорить и против церкви, как, к сожалению, было не раз в истории, и мы не являемся в этом смысле исключением. Мы собраны здесь, чтобы услышать голос Писания, даже если Писание говорит против нас, даже если оно осуждает нас. Когда я слушаю проповеди и понятия некоторых братьев, то создается впечатление, что они страдают духовной глухотой. И если мы думаем, что такое положение является исключительным, прочтите заново, хотя бы пророка Иеремию.

Чтобы нам не потерять ориентир в вопросе авторитета Писания, мы должны помнить три важнейших понятия о Библии, как Слове Божием:

1. Говоря Слово Божие, мы должны помнить, что это Слово Бога, оно принадлежит Ему. Оно становиться событием, свежим явлением в жизни человека по воле Господней и не находиться под нашим контролем, оно не зависит от нашей риторики или богатства воображения. Поэтому смешны и опасны попытки выдавливания покаяния на евангелизационных собраниях.

2. Говоря Слово Божие, мы должны помнить, что это труд Божий, как бы хорошо мы не потрудились, это не результат нашего анализа или наших усилий, наших попыток сделать Библию Словом Божиим для тех, кто слушает, чрез нашу проповедь или преподавание. Прежде всего, мы сами должны быть готовыми к Божию труду нас нами, готовыми слышать и воспринимать его, позволить Слову Божию сделать что-то новое в нашей жизни, разрушить наши привычные понятия, представления и традиции.

3. Говоря Слово Божие, значить сказать чудо Божие. Это значить, не считать его чем-то старым, привычным, ограниченным предположениями или законами, привычками или традициями прошлой истории церкви, семьи или нашей личной жизни. Мы должны быть готовы и испытывать страх и удивляться тому, что Писание может сделать с нами, нашей жизнью и нашим служением. Оно может, и будет разрушать все возможные барьеры, привычные формы, и встречать нас во всей свежести и силе Божиих чудес и знамений.

Для того чтобы дать свободу авторитету Писания в нашей церкви, нам необходимо научиться понимать Библию, позволить Библейской экзегетике править, доминировать в жизни Церкви в целом и в жизни каждого верующего. Поэтому вера в богодухновенность Библии, принятие ее авторитета, послушание этому авторитету и таким образом здоровье церкви тесно связаны с богословской грамотностью верующих.

Важно также помнить, что без соответствующих инструментов, мы можем только поцарапать поверхность скального основания, не углубившись даже на миллиметр, мы только подымем свою собственную пыль и можем перепутать ее с добытой породой.

В. Авторитет Писания и преемственность богословского образования.

Ярчайшим примером заботы об авторитет Библии, является ветхозаветный народ Божий. Чрезвычайно высокий авторитет Писания в иудейском обществе поддерживался через систематическую, последовательную подготовку высококвалифицированных учителей, способных перевести на понятный диалект текст Библии и объяснить ее важные и трудные места.

Систематическое изучение и толкования Библии особенно стало необходимо со времен Ездры, который начал поколение учителей, известных как книжники (Соферим). В время Вавилонского изгнания, еврейский язык в основном забыли и книжники стали необходимы, чтобы объяснять значение Библейского текста. Они переводили Библию на разговорный арамейский язык, и таким образом из этих переводов появилась полная арамейская версия Библии, Таргум. Мы находим у Неемии, Неем.8:8 И читали из книги, из закона Божия, переводили, и присоединяли толкование, чтобы они (народ) понимали прочитанное.

Когда греческий язык стал доминирующим в мире, сделан был новый перевод Библии на греческий язык, так появилась Септуагинта. Авторитет Библии невозможно было практиковать без современного перевода и специалистов, способных дать пояснение и толкование оригинального текста, который, несмотря на наилучшие переводы, оставался и остается сейчас главным авторитетом.

На протяжении всей Иудейской истории прикладывались чрезвычайные усилия для сохранения непрерывающейся традиции качественного библейского образования и таким образом понимания значения авторитета Писания. Еврейской сектой Караитов делались попытки противостоять устному закону, который часто противоречил Торе. Лучшие иудейские ученые отвергали аллегорическое толкование, делали ударение на грамматику, на филологическое образование, создавали систематические Еврейские лексиконы. Один из известных еврейских ученых, Иона ибн Яна, без колебания утверждал: “Писание можно понять только при помощи филологии”. Подчеркивалось буквальное значение текста в противовес еврейскому гностицизму и мистицизму Каббалы.

Иудейские комментаторы, специалисты по грамматике и экзегетике оказали огромное влияние и на христианскую, особенно протестантскую, библейскую науку. Еще в 11 веке еврейский ученый Раши указывал, что “место Писания должно толковаться соответственно его контексту”.

Иудейское образование систематически преследовало три цели:

а. Передавать знания и навыки от поколения, к поколению
б. Приобретать новые знания и навыки.
в. Конкретизировать культурные условия и ценности в приемлемое поведение.

Не удивительно, что Иудей Павел наставляет Тимофея обращать особое внимание на его преподавание. Как всякое свидетельство, библейский текст обусловлен и определен историческим, грамматическим и культурным контекстом, он требует грамотного и внимательного исследования. Что же означало в Иудейском мире вникать в учение, исследовать Писание? По крайней мере, три вещи:

А. Читать Писание.
Б. Читать комментарии и пояснения к ним.
В. Слушать объяснения знающих и опытных учителей.

Павел просит принести ему в тюрьму пергаменты, свитки Библии, а также другие книги, среди которых была и классическая литература. Павел знал современную языческую классику, он ее цитировал в своих посланиях. Апостолы не были малограмотным пролетариатом, как их иногда представляют. Получив стандартное иудейское образование в юности, они учились у И.Х. понимать и толковать Писание. Иудеи всегда высоко ценили учителей Писания и заботились о библейской грамотности молодого поколения. Павел наставлял Тимофея продолжать, развивать и практиковать эту традицию библейской науки.

В то же время, главной целью и сущностью всей системы Иудейского образования, начиная с библейского и включая профессиональное и военное, был страх Божий – т.е. признание величия и славы Божией через понимания и признание авторитета Писания.

Понимание Библии было тесно связано с авторитетом лучших экзегетов и учителей Писания. Обучение у обоснованно признанных учителей не отрицает нашего критического мышления и не предполагает слепой веры. Настоящее, легитимное доверие авторитету покоится на признании нашей ограниченности и особых знаний и опыта, присущих экспертам, специалистам в своем деле. Авторитет в Иудейской культуре не являлся просто результатом положения, но был признанием значимости школы и учителей, где авторитетный человек получал свое образование, его способности к постоянному обучению. Потому слова Ап. Павла к разъяренной толпе в Иерусалиме имели особую значимость, когда он начал говорить прежде всего о своем образовании, Деян.22:3 я Иудеянин, родившийся в Тарсе Киликийском, получивший образование в сем городе у Гамалиила, тщательно наставленный в отеческом законе … .

Г. Проблемы постсоветского состояния богословия и авторитет Писания.

В виду сказанного выше, нам должна быть понятна проблема состояния постсоветской богословской науки – это прерванная традиция понимания, признания и практики авторитета Писания. Во времена атеизма и гонений мы растеряли лучшие традиции богословского образования, понимания евангельской доктрины и правильной организации церковного устройства. Для того чтобы убедиться в этом достаточно поднять и почитать журналы начала прошлого века, работы Проханова.

Квалифицированное, профессиональное обучение значимости текста Библии и практическим приложениям авторитета Писания, заменилось субъективным толкованием и привязанностью к традиционным понятиям и структурам. Даже сейчас ностальгия по советским временам выражается в сильном желании вернуть цитаты из Библии на стены наших квартир, как нечто способное радикально улучшить наше духовное состояние. При этом забывается, что имея характер деклараций, эти цитаты были нередко далеки от понимания и практики тех, кто их вывешивал. Мы не должны забывал, что ношение свитков с Писанием на голове и на руках современных ортодоксальных иудеев не помогает им по-настоящему понять эти Писания, и таим образом принять своего Мессию.

Мы должны признать, что у нас есть страх неизбежных исторических изменений в культуре, лексике и традициях. Этот страх парализует желание перевести Библейский текст на язык современной культуры, дать возможность авторитету Писания заговорить с его неизменной свежестью и силой. Заговорить, прежде всего, к Церкви, пролить свет на ее темное и болезненное прошлое, исцелить ее от застарелых болезней и дать ей возможность призвать людей не к Церкви, или деноминации, или к Братству, или к ассоциации, или к этической субкультуре, но призвать к Личности Господа Иисуса Христа, к отношениям с Ним. Читая торжественные выражения канонического перевода Библии, мы не должны забывать, что Евангелии и послания написаны оригинально на живом разговорном языке, и они обращались к современной им культуре, со всеми ее особенностями, с ее испорченностью и в то же время с ее огромной нуждой в Спасителе. Наша задача сегодня открыть возможность авторитету Писания снова заговорить свежим голосом абсолютного Слова Божия, голосом нашего Спасителя.

Заключение: Что же нам для этого нужно делать?

Писание не может лежать на кафедре просто символом с красивой обложкой. Писание нуждается в том, чтобы его авторитет провозглашали чрез старательно подготовленную проповедь и последовательное выполнение заповедей. Библия нуждается в том, чтобы ее читали, понимали и толковали, чтобы Слово Божие в ней ставало достоянием действительности, сегодняшнего дня и современной культуры. Писание не отвергает и не подавляет голоса Церкви и ее учителей, ее опыта, решений и традиций во всей их многогранности разных эпох и разных дарований. Само Писание не позволяет нам сказать, что у нас есть Библия и поэтому нам больше ничего не нужно.

Писание нуждается в том, чтобы говорить этими удивительными и яркими голосами докторов церкви, оно потому и существует и сохраняется в своей оригинальной форме, чтобы голос Церкви и все другие голоса имели бы что сказать. Чтобы эти голоса имели надежное основание и причину, чтобы звучать снова и снова, получая в Писании надежное направление и порядок, сохраняющие их от хаоса и какофонии. Эти голоса учителей Церкви потому и звучат в авторитетной гармонии, несмотря на все заблуждения и глупости человека, что Слово Божие постоянно стоит на их страже.

Мы должны помнить, как не раз Библия встречала нас как Слово Божие в прошлом, и, надеемся, встретит и в будущем снова, как Слово Божие, по определению, силе и суверенной свободе Бога. Слово Божие всегда приходит к нам в Писании как особое событие в свободе Духа Святого, как написано “Дух дышит, где хочет”. Это Слово меняет наши мысли и чувства, и мы должны хотеть услышать его через труд исследования Святого Писания, но мы не можем заставить его говорить, когда нам просто захотелось подняться на кафедру или просто, потому что кто-то нас на эту кафедру направил.

Исследование Писание и передача из поколения в поколение плодов этого исследования имеет принципиальное значение для здоровья церкви. Потерянная преемственность такого исследования приводит к духовному невежеству, торжеству формализма и анти-евангельских традиций. Исследования Писания, помощь лучших учителей абсолютно необходимы, если мы хотим услышать живой голос Слова Божия.

Иоан.5:39 Вы исследуете Писания, ибо вы думаете, что в них вы имеете жизнь вечную; а они же свидетельствуют о Мне.

Если мы хотим быть хорошими учителями Писания, мы просто не можем ограничиться одним, особенно Синодальным, переводом Писания. Это означало бы заранее ограничить свободу Писания, исказить его голос полу-православным и устаревшим переводом. Читать один перевод Библии вполне может быть достаточно для спасения, но совершенно недостаточно для того чтобы быть наставником в Писании, чтобы донести и утвердить авторитет Библии. Чтобы по-настоящему учить других, необходимо немало потрудится и знать:

1. Оригинальные языки, грамматику и синтаксис.
2. Исторический и культурный контекст книг Библии.
3. Принципы толкования – герменевтики.
4. Принципы и системы богословия.

Среднему человеку невозможно охватить все аспекты, все вопросы библейской науки, поэтому служителю жизненно необходимо постоянно исследовать Библию читая разные (особенно технические) комментарии, руководства по герменевтике, книги по систематическому богословию. Иначе авторитет Писания останется принципом без наполнения, пустым звуком.

Мы должны признаться самим себе, что мы за годы коммунизма и атеизма потерпели урон, что мы сбились с пути. Поэтому сейчас нам необходимо проверять каждый свой шаг в свете доступной нам сегодня богословской науки и таким образом утверждать авторитет Писания. Ни одна фраза в служении, ни одна практика в церкви не должна остаться без критического внимания, причем для такого анализа нам необходимо привлекать грамотных людей, имеющих библейское и богословское образование.

Если мы хотим иметь здоровую церковь, если мы хотим быть водимы авторитетом Писания, мы не должны принимать на веру никакую традицию, никакое понятие или практику, каждый угол церковной жизни должен быть проверен в свете Писания, его экзегетического учения. Только таким образом его Божественный авторитет встречает нас новизной и непредсказуемостью.

В мореходной практике, несмотря на наличие спутниковых приборов, до сих пор используется старинный прибор – секстан. Это механический прибор дающий возможность определить местоположение корабля, чтобы не заблудиться, не потеряться в океане. Электрические приборы могут потерять питание, но секстан сделан из надежных материалов и весьма устойчив к капризам погоды. Этот прибор много столетий – абсолютный авторитет для моряка, последнее прибежище, когда современная электронная аппаратура отказывает. Но проблема в том, что капитан должен знать, как ним пользоваться, провозглашение его абсолютных качеств никак не поможет найти правильный путь.

Если мы не обратим серьезного внимания на глубокое понимание и приложение Писания, если мы не начнем проверять свой каждый шаг в служении на соответствие не традициям, но тексту Библии, абсолютный авторитет Писания останется пустым лозунгом. Мы скоро можем оказаться в положении солдат Красной Армии, которые хвалились тем, как они прибивали погоны к плечам царских офицеров. Когда верующий человек спросил их, разве так написано в Писании, их ответ должен быть всем нам предупреждением: “А мы не знаем, что там написано, мы только обложку целовали”.

9 коментарів для ““Проблема авторитета Писания” Анатолий Прокопчук”

  1. “Главная проблема евангельских церквей сегодня – это понимание, признание и практика авторитета Писания”. Почему и на основании чего?
    “Главных проблем” таких можно найти сто и еще две. Как по мне, подобные утверждения нужно подкреплять статистическими исследованиями, авторитетными источниками, объяснять свою позицию.
    Потому что эта “главная проблема” может относиться не ко всем евангельским церквам, а к определенному кругу общения – по месту расположения или деноминационно. Или к узкому кругу вопросов – например, здесь я увидел проблемы структуры и руководства.
    Я согласен, это проблема. Но главная?.. Почему не дух евангелизма? Или Зависимость от спонсоров?

Залишити відповідь

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься. Обов’язкові поля позначені *